Dior

Историю дома моды Dior — это бесконечные сплетения событий и сюжетов.
 
KupiVip.ru представляет коллекции легендарного дома моды Dior.
 
Дом в Гранвиле
 
ВИЛЛА «РУМБЫ»
 
Дом, открытый всем ветрам, возвышается на крутом морском побережье. В хорошую погоду отсюда виден архипелаг Шозе и даже остров Джерси. Это вилла в англо-нормандском стиле, каких было немало построено в конце XIX века. Возведенная судовладельцем, господином Бестом, она получила имя «Румбы», связанное с тридцатью двумя направлениями розы ветров, мозаичное изображение которой выложено на полу холла. Вилла, крепко закрепленная на скале и окруженная гектаром сада, не страшится разгула стихий. В этом доме в городе Гранвиль в начале прошлого века обосновалась семья Диор.
 
 
 
• ИДЕАЛЬНОЕ РАСПОЛОЖЕНИЕ
• БЕЗМЯТЕЖНОЕ ДЕТСТВО
• ВОСПОМИНАНИЯ О ПОТЕРЯННОМ РАЕ
ИДЕАЛЬНОЕ РАСПОЛОЖЕНИЕ
 
Мадлен Диор с первого взгляда на виллу, больше походящую на небольшой замок, чем на аристократическую резиденцию, поняла, что это именно то, о чем она мечтала. То же самое чувство охватило ее сына Кристиана много лет спустя напротив особняка под номером 30 на авеню Монтень… Но пока на дворе 1905 год. Будущий кутюрье совсем недавно появился на свет, а Мадлен уговаривает Мориса Диора приобрести этот дом, обещающий столько прекрасных мгновений! Особняк расположен на скалах Гранвиля всего в одном километре от центра города, который «в течение девяти месяцев живет как тихий портовый городок, а [летом превращается] в элегантный парижский квартал». Отсюда открывается уникальный панорамный вид, на фоне которого госпожа Диор могла проявить всю свою творческую фантазию. Она не преминула начать титанические работы по благоустройству этого семейного гнезда, где все должно было подчиниться ее безупречному вкусу.
 
В течение двух лет она внимательно следила за внутренним и внешним преображением виллы с серо-розовым фасадом. Только для разбивки сада в английском стиле пришлось привезти тонны грунта, но усилия того стоили. Благодаря тщательно продуманному декору, переступив порог дома, посетитель, попадал в совершенно особый мир. Удивительный мир, питавший воображение юного Кристиана, который помимо первых пяти лет своей жизни проводил здесь все каникулы.
 
БЕЗМЯТЕЖНОЕ ДЕТСТВО
 
Каким же тихим и счастливым должно было быть детство под защитой этих стен, в которых часы летели за чтением книг и изучением каталогов с названиями цветов и растений. Кристиан слушал, как в жаркой прачечной женщины поют L’Hirondelle du Faubourg, любовался витражом на потолке своей комнаты, откуда «спускалась лампа из разноцветного стекла», рассматривал тончайшие узоры дверей с изображениями пагод из соломки и бамбука или панно, написанные по мотивам японских гравюр, украшавшие от пола до потолка стены лестницы («Эти интерпретации гравюр Утамаро и Хокусая были моей Сикстинской капеллой»), восхищался великолепием столовой в стиле Генриха II и салоном в стиле Людовика XV, «на котором сказалось влияние модернизма, превосходно сочетавшего подлинное и ложное»… Диор вспоминает и недостижимый кабинет отца, где стоял «чудесный телефон». С каким волнением и замиранием сердца ждал он звонка, ведь на том конце провода могли быть друзья, просящие телефонистку соединить их с номером 12 в Гранвиле.
 
Но неумолим водоворот истории, и вилле «Румбы» уготовлено не только умиротворенное существование. Семья Диор находилась в Гранвиле, когда разразилась война 1914 года. Тогда было принято решение не возвращаться в Париж, но остаться под защитой этих стен и сада. Однако этот уголок спокойствия, укрывавший семью от бушующего мира, первым испытал на себе последствия разорения Мориса Диора, когда грянул кризис 1929 года. Дом ушел с молотка, мебель была распродана, а сад в 1970-е годы превратился в общественный парк и существовал в этом качестве вплоть до покупки его Домом Dior двадцать лет спустя.
 
ВОСПОМИНАНИЯ О ПОТЕРЯННОМ РАЕ
 
О Гранвиле Кристиан Диор сохранил воспоминания, окрашенные ностальгией: «ностальгией о ночных бурях, звуке туманного рожка, звоне колоколов на похоронах и нормандском моросящем дожде, среди которых прошло [его]детство». Он будет воспроизводить этот дух Гранвиля во всех своих творениях: в цветах (розовый и серый), в ароматах (роза и ландыш), в элегантных и строгих формах и объемах и даже в тихой атмосфере гостеприимной «фамильной усадьбы». Этот дух по-прежнему является неиссякаемым источником вдохновения Дома Dior. Им проникнут аромат Granville из коллекции Collection Privée с пряными нотами хвои, тимьяна и розмарина. По мнению парфюмера Dior Франсуа Демаши, этот аромат «не только необыкновенно яркий – во владении множество сосен – но наполнен динамикой и свежестью. Порывы ветра, волны, бьющиеся о скалы… Природа в Гранвиле не отличается безмятежностью. В этом аромате слышен шум нормандского ветра».
 
 
РОЖДЕНИЕ ДОМА DIOR – ИСТОРИЯ СЛУЧАЯ
 
Все предречено, все наполнено смыслом. Кристиан Диор верит в свою судьбу, в свою счастливую звезду. Он навсегда запомнит этот вечер 18 апреля 1946 года. Ему 41 год и он работает у Люсьена Лелонга. На следующий день он должен встретиться с Марселем Буссаком, самым преуспевающим промышленником послевоенного времени. «Король хлопка», как его называют, хочет предложить Кристиану Диору должность художественного директора дома моды Philippe et Gaston. Кристиана Диора одолевают сомнения. Он осознает важность этого решения, ведь уже трижды случай указывал ему на то, что его ожидает удивительная судьба. Три раза подряд по воле случая он встречал на парижских улицах друга детства Жоржа Вигуру, знавшего Марселя Буссака. И каждый раз друг уговаривал Диора идти навстречу своей судьбе. «Но зачем?» – должно быть, думал тот, не подозревая, сколь много ему предстоит сделать для высокой моды и женщин, какой вклад он внесет в укрепление престижа Франции во всем мире.
 
Идя по улице Сен-Оноре, Кристиан Диор спотыкается о небольшой предмет и чуть не падает, как будто предмет сам искал встречи с ним. Он оборачивается и видит перед собой английское посольство. Воспоминания о родном городе Гранвиле в Нормандии, расположенном напротив англо-нормандских островов, и об этом друге детства Жорже Вигуру мелькают в его голове, напоминая об ответе, который он должен дать Марселю Буссаку. Кристиан Диор наклоняется и подбирает предмет, чуть не ставший причиной его падения. Это звезда. Звезда, благодаря которой он поднимется на вершину славы, путеводная звезда, указывающая дорогу в мир роскоши и высокой моды. Он ответит «да». Кристиан Диор больше не может идти наперекор свой судьбе. Но он выставит свои условия, зная, что счастливая звезда его не подведет: завтра он объявит Марселю Буссаку, что не возьмет на себя руководство домом Philippe et Gaston. Но он готов открыть свой собственный дом, который будет носить его имя и где «все будет новым начиная с атмосферы и персонала и заканчивая мебелью и помещением».
 
ГАДАЛКИ И ПРЕДСКАЗАТЕЛЬНИЦЫ
 
«Случай всегда приходит на помощь тем, кто жаждет добиться своей цели», – напишет он в своих мемуарах. Должно быть, от своей бабушки по материнской линии Кристиан Диор унаследовал эту страсть к гаданиям и прорицательницам, приметам, предчувствиям. Первая встреча юного Кристиана с гадалкой произошла в 1919 году, когда ему было 14 лет. Будучи неравнодушным к нарядам и переодеваниям, он с радостью соглашается надеть костюм цыгана на благотворительной ярмарке, организованной в Гранвиле в пользу солдат. С украшенной лентами корзиной наперевес он продает амулеты хиромантки.
 
За блестяще выполненную работу вечером гадалка предлагает ему прочитать судьбу по линиям руки. «Вы будете на мели, но женщины принесут Вам удачу. Благодаря им Вы добьетесь успеха, извлечете из этого немалую выгоду и поездите по миру». Женщины, путешествие в Америку, состояние… Сбылось все.
 
Предсказательницы неизменно сопровождают Кристиана Диора на жизненном пути, помогая успокаивать душевные раны, сохранять надежду и принимать важнейшие для карьеры решения. Мадам Делайе, гадалка на картах, становится его самой верной советницей. С июня 1944 по май 1945 она неустанно предсказывает возвращение из депортации любимой сестры Диора Катрин. Трагическая судьба миллионов мужчин и женщин, рассуждения пессимистов и потерявших надежду – ничто не обманет силу провидческого дара. Младшая сестра, участвовавшая в Сопротивлении, выйдет из лагеря Равенсбрюк по окончании войны. Эта же предсказательница помогает принять решение, перевернувшее жизнь Диора и повлекшее за собой революцию в мире моды.
 
Получив два предложения на открытие собственного дома моды, Кристиан Диор спешит к мадам Делайе. «Соглашайтесь, – говорит она, – соглашайтесь! Вы должны открыть дом Christian Dior. Каковы бы ни были начальные условия, ничто, чего Вы смогли бы добиться впоследствии, не сравнится с тем, что Вам предлагают сейчас!» Он знает, что на ее интуицию можно положиться. Мадам Делайе еще ни разу не ошибалась. Звезда, найденная у английского посольства, только подтверждает верность предчувствий.
 
ТАЛИСМАНЫ КАК ИСТОЧНИК ВДОХНОВЕНИЯ ДОМА DIOR
 
Декабрь 1946 года. Кристиан Диор открывает дом моды по адресу авеню Монтень 30. Первая коллекция, представленная 12 февраля 1947 года, подобна грому среди ясного неба. Стиль New Look начинает свое шествие по миру. Весной 1947 года облик женщин навсегда изменился. В эти счастливые солнечные дни Кристиан Диор с нетерпением ждет появления ландыша, цветка, приносящего ему удачу. Свято веря в приметы и уделяя внимание каждой детали, он украшает петлицы нарядов haute couture высушенной веточкой заветного цветка, не позабыв и о своей собственной петлице. В одном из карманов его пиджака – искусно отделанный реликварий с хрупкими бутонами. Он всегда носит с собой четырехлистный клевер, два сердца, кусочек дерева и золотую монетку… Или играет с цифрами. Число 8 становится для него магическим. Помимо «изначального небольшого особняка» дому моды, расположенному в 8 округе Парижа, принадлежит «новый восьмиэтажный дом с восемью ателье, к которому примыкает еще один такой же восьмиэтажный дом», – пишет Диор в своих мемуарах. Цифра 8 также напоминает чувственные формы революционных силуэтов «с чистыми изогнутыми линиями, подчеркнутыми бюстом, талией и бедрами» – скорее воплощение роковой красоты, чем неумолимого рока.
 
Сегодня талисманы господина Диора по-прежнему вплетаются в историю Дома. Это и сверкающая звезда, увенчивающая бутик Dior в токийском районе Гиндза, и часы Dior VIII, и коллекция макияжа осень 2013 «Mystic Metallics», и линия напоминающих амулеты украшений, представленная на показе prêt-à-porter осень-зима 2013…
Глубоко символичные творения, до бесконечности преумножающие удачу.
 
 
ЛЕГЕНДА NEW LOOK
 
Это история удачно сказанного слова, которое в мгновение ока положило начало легенде. В тот день, 12 февраля 1947 года, ровно в 10:30 по парижскому времени Кристиан Диор, которому недавно исполнилось 42 года, представляет свою первую коллекцию. Залы особняка на авеню Монтень 30, украшенные цветами от знаменитого флориста Лашома, наполнены журналистами. Главный редактор журнала Harper’s BazaarКармел Сноу уверена в незаурядном таланте кутюрье, которого она заметила еще в 1937 году: тогда Диор создал платье Café anglais для Робера Пиге. Увидев на показе необычные силуэты – длина юбок, невероятные объемы, тонкие талии и подчеркнутый бюст! – она воскликнула: «Мой дорогой Кристиан, ваши платья – это нечто совершенно новое, настоящий new look!» Корреспондент агентства Рейтер на лету подхватывает эту фразу, быстро пишет записку на клочке бумаги, которую бросает с балкона курьеру, давно ожидающему на авеню Монтень. В тот же день о новости узнают в Соединенных Штатах! Раньше, чем во Франции: здесь уже целый месяц идет забастовка работников прессы…
 
Американская журналистка также телеграфирует новость в свою редакцию, не подозревая, что ее выражение вскоре станет визитной карточкой Дома Dior. Новый стиль произведет эффект разорвавшейся бомбы по обе стороны Атлантического океана. Война закончилась всего лишь два года назад, и Диор своей коллекцией хочет окончательно подвести черту под этим мрачным периодом ограничений, пайков, строгости униформ. Он питает самые серьезные намерения: вернуть женщинам легкость и изящество, а главное – женственность. Еще в детстве он понял, что даже в самых драматических обстоятельствах женщины стремятся выглядеть привлекательно. Во время Первой мировой войны в Гранвиле он наблюдал за дамами, которые с нетерпением ожидали редкие журналы, доходившие из Парижа до провинции. Волнение и восхищение читались на их лицах, когда они рассматривали «модные наряды», и едва закрыв журнал, отправлялись к портному заказывать платья нового покроя.
 
КОСТЮМ BAR, СИМВОЛ СТИЛЯ NEW LOOK
 
New Look, революционный стиль Кристиана Диора, открывает новую страницу в истории моды. Он создаст этот стиль сам, своими собственными руками. Будучи архитектором в душе, Диор подгоняет при помощи молотка формы портновского манекена, пропорции которого явно не подходят для сборки деталей непривычного кроя, как рассказывает подруга кутюрье Сюзанн Люлин: «Быстрыми ударами молотка он придал манекену нужные формы, идеальные формы для моды нового типа, которую он создавал». Его рука не дрогнет, он точно знает, к чему стремится. «Я хотел, чтобы мои платья были геометрически "выстроены", облегали линии женского тела, стилистически оформляли силуэт. Я подчеркнул талию, объем бедер, бюст. Чтобы придать контурам больше жесткости, я подбил практически все ткани перкалью или тафтой, возрождая давно забытую традицию».
 
Итак, 12 февраля 1947 года в 10:30 ведущий объявляет: «Номер один, number one». Модель Мари-Терез открывает дефиле, во время которого ошеломленной публике предстоит увидеть девяносто образов, соответствующих двум основным силуэтам:En huit и Corolle. На показе присутствовала Беттина Баллард, главный редактор журнала Vogue. Проведя пятнадцать лет в Париже в наблюдениях за французской модой, не далее как несколько месяцев назад она предпочла вернуться в Нью-Йорк, сетуя на самодовольную монотонность европейской жизни. Но даже она была рада признать виртуозное новаторство Диора: «Мы стали свидетелями не только революции в мире моды, но и революции в способе репрезентации моды».
 
Символом коллекции стал костюм Bar, запечатленный на фотографии Вилли Мэйволда: жакет из шелковой материи кремового цвета с закругленными басками, облегающий контуры тела, и пышная черная плиссированная юбка, придающая походке несравненный шарм. Ансамбль дополняет небольшая черная шляпка, бросающая вызов традиционной моде своей простотой, перчатками и изящными заостренными туфлями, радикально отличающимися от туфлей с квадратными носами на платформах, какие носили гостьи показа. То же самое можно сказать и о других важнейших составляющих коллекции – все они были воплощением стиля и свободного, но в то же время строгого духа их создателя.
 
Например, костюм Passe-Partout из шерстяного крепа темно-синего цвета, состоящий из жакета без воротника с карманами на груди и басках и зауженной юбки, вместе создающих силуэт, напоминающий очертания цифры восемь. Или дневное платье силуэта Corolle из черной шерсти с застежкой на пяти больших пуговицах на груди и на юбке с «чудесными складками». Или платье-футляр Jungle с мотивом пантеры, платье Soirée с двойной плиссировкой из темно-синей тафты… Эффект был таков, что все от Риты Хейворт до простых горожанок, не привыкших следить за высокой модой, но научившихся творить чудеса со своими швейными машинками во время войны, – все были без ума от нового стиля, который чуть позже Кристиан Диор назовет «возвратом к идеалу цивилизованного счастья».
 
Через некоторое время после показа журнал Elle опубликовал фотографию ног Марлен Дитрих, «самых красивых ног в мире», сопровождаемую настоятельной рекомендацией хорошенько их запомнить. Ведь шанс увидеть их вновь был невелик: звезда киноэкрана заказала десять платьев New Look, длина которых навсегда скроет прекрасные ноги! Кристиан Диор приобретает репутацию «самого знаменитого француза в мире», как сообщает один из заголовков газеты L’Aurore. На фотографии две женщины на виду у всех рвут на третьей платье New Look, возмущенные длиной ткани и его «непристойной» чувственностью. Очевидно, они не поняли намерений Кристиана Диора. Он рисовал сказочные силуэты «женщин-цветов с нежными плечами, роскошным бюстом, осиной талией и юбками, похожими на распустившийся бутон», с единственной целью – подарить женщинам немного счастья. И ему это удалось.
 
Более шести десятилетий прошло с того момента, как стиль New Look начал покорять сердца, но Дом Dior по-прежнему хранит верность его духу. Его присутствие чувствуется во всем. В ароматах парфюмера Дома Франсуа Демаши, который отдает дань уважения женщинам-цветам Кристиана Диора в новом аромате New Look 1947 из коллекции Collection Privée с нотами розы, жасмина и ириса. Или в коллекциях Рафа Симонса, который сезон за сезоном находит новые интерпретации легендарных очертаний жакета Bar, то представляя его в виде бюстье, то наделяя несколькими басками, воплощая в шерстяной джинсовой ткани или украшая мужскими мотивами. Стиль New Look – это бесконечная революция моды.
 
Хроника дома Dior
 
 
 
Нам необходимо убедиться, что вы не робот.
4 + 2 =
Введите результат этой простой задачи. Например, для 1+3 введите 4.